БЫЛ ПРИКАЗ ВЫЖИТЬ

Семейные истории из жизни дальних и близких родственников, которые передаются от одного поколения другому, имеют большое значение при формировании нравственных взглядов каждого человека. Они как учебники жизни помогают нам разобраться в сложных ситуациях, учат следовать примеру своих родственников, дают духовную опору и силу. С обеих сторон моих родителей было достаточно примеров достойного поведения родственников в годы Великой Отечественной войны и 75-летие Победы – отличный повод об этом вспомнить и рассказать.

Мой дед по линии мамы, Алексей Прохорович Кривошапов, старшина стрелковой роты, прошёл дорогами Великой Отечественной войны от Воронежа до Берлина, участвовал в войне с Японией. Я узнал это благодаря сайту «Память Победы». Дедушка рано ушёл из жизни, сказались ранения и болезни, полученные в те тяжёлые годы. Бабушка по маминой линии, Мария Григорьевна Кривошапова, пройдя все ужасы концлагеря Равенсбрюк, не очерствела душой, не потеряла веры в людей, была доброй и милосердной. Она рано овдовела, но смогла пятерым своим детям дать хорошее образование, много сил отдала воспитанию внуков. Моё раннее детство прошло с её рассказами о том тяжёлом времени. К каждой жизненной истории она любила подвести мораль, как это бывает в баснях. Только теперь я понимаю, какой мощный воспитательный заряд для меня имели её рассказы.

Родственников по линии отца война тоже не обошла стороной. От них приходилось слышать не менее интересные и поучительные рассказы. И об одной, особенно запомнившейся истории, хотелось бы рассказать. В своё время она произвела на меня глубокое впечатление…

Когда началась война, моему дедушке Анатолию Сергеевичу Москалеву было восемь лет. Он был средним из восьми братьев и сестер. Осенью 1941 года на фронт ушли его отец и старший брат – 18-летний Григорий.

Отец моего дедушки, Сергей Никитич Москалев, воевавший на Ленинградском фронте, в 1943 году был тяжело ранен. Сейчас трудно объяснить, как в военной неразберихе его фамилия попала в списки убитых, но жена и дети получили похоронку. Горе, которое накрыло женщину, и семерых малых детей описывать я не берусь. Но некоторое время спустя вслед за похоронкой в деревню пришло письмо о том, что мой прадедушка выжил и находится в госпитале в Старом Осколе.

Старшей сестре моего дедушки Валентине в ту пору исполнилось 17 лет. На семейном совете решили отправить её на поиски отца и мужа. Ей, выросшей в деревне и никогда не бывавшей в городе, сделать это было непросто. В дороге все мысли были о предстоящей встрече с отцом, с которым она не виделась два года.

Встретивший в госпитале военный врач с интересом рассматривал её щупкую фигурку, опустив очки на нос. «Ну-с, хорошо, – сказал он как-то по-старинному, – ступайте, голубушка, в первую палату, ваш отец там». Он снова посмотрел на неё, только уже строже, и ей почему-то стало страшно. В палате было очень светло и тепло, но стоял тяжёлый запах. Валя поймала на себе несколько любопытных взглядов. В глазах большинства – грусть и растерянность. И эти чувства передались ей. Она думала, что сразу увидит отца, но его в этой палате почему-то не оказалось. Было неловко снова идти к врачу, поэтому она стала всматриваться в лица бойцов внимательнее. Никто из них не спал, никто не опустил глаз... И всё-таки отца среди них не было. Пошутить военный врач не мог. Может, ошибся с палатой. Но, как же так? Может, устал? Так размышляла девушка, прежде чем снова приоткрыла дверь в кабинет.

Врач, и правда, выглядел очень уставшим. Ей даже показалось, что он постарел за несколько минут, которые они не виделись. А он, как будто ждал её возвращения, не удивился ему. Он позвал медсестру и попросил принести горячего чаю. Наблюдая, как проголодавшаяся с дороги девушка с удовольствием пьёт чай с сахаром, расспрашивал её о семье и всё время вздыхал. Когда доктор убедился, что стакан с чаем почти опустел, он решительно поднялся и медленно, но твёрдо произнес: «А теперь пойдите снова в первую палату. Посмотрите внимательно. Ваш отец там».

Сердце Валентины сжалось. Прямо в стакан с тёплым чаем закапали слезы. Перед глазами всплыл образ израненного солдата с изуродованным лицом, который лежал в самом углу палаты. Значит, он и есть её отец?!

Да, это был её отец, Сергей Никитич Москалев. На нём не было живого места. Он не мог самостоятельно передвигаться, не мог говорить... В госпитале раненые бойцы высовывались из палат, чтобы посмотреть заберут такого калеку домой или нет. Но все были уверены, что заберут.

В Старом Осколе из госпиталя до вокзала Сергея Никитича везли на тачке. Добрые люди помогли добраться до поезда и занести его в вагон.

По железной дороге Старый Оскол – Сараевка, которую полгода назад строила и Валентина вместе с жителями из окрестных деревень, они доехали до станции Чаплыжное. Сюда, за 12 километров из Чапкино, на тележке, запряжённой коровою, за ними приехал отец Сергея Никитича...

Вот так вернулся с фронта мой прадед, старшина Красной Армии Сергей Никитич Москалев, награждённый за свой последний бой, в котором он проявил себя как герой, орденом Отечественной войны II степени.

О чем думала cемнадцатилетняя Валя, пока они добирались до родного села Чапкино? Наверное, она понимала, что впереди её ждут большие трудности. Но масштабы их представить не могла. Через два года, осенью 1945, умрёт мама. Кроме израненного отца на ней останутся семеро младших братьев и сестер.

Но и эти трудности не сломили рано повзрослевшую девушку. Её отцу было не по силам самостоятельно вставать с кровати, его раны болели и гноились, требовали постоянных перевязок... Валентина успокаивала себя тем, что он дома, что он рядом. Для неё это было главным.

Братья и сестры подрастали, уезжали учиться и работать, заводили свои семьи. Летом навестить дедушку съезжались 11 внуков. На дворе было шумно от детворы. Говорить дедушка не мог, но часто жестом просил сорвать яблоко или грушу, указывая на нужный плод костылем. Детям не терпелось вернуться к своим занятиям, а они перебирали на ветвях одно яблоко за другим, выслушивая недовольный ропот деда. Но когда он удовлетворенно кивал головой, то радости не было предела.

Сергея Никитича часто проведывали односельчане. Заборов около домов в ту пору не ставили, и крыльцо, на котором он любил сидеть, всегда было на виду. Кто бы ни шёл мимо, всегда смотрел на дедушкин дом и здоровался с ветераном. 9 Мая на колхозном дворе постоянно был праздник. Ставили длинные столы из струганных досок, а на них – букеты сирени и угощения, которые каждый старался принести. Играла гармошка, пели песни, было весело. Для участия в этом празднике за дедушкой присылали машину. Он был бесконечно рад и счастлив провести этот день в кругу друзей и знакомых.

Давно нет в живых моего прадеда Сергея Никитича Москалева... Он умер в 1973 году. На сельском кладбище над его скромной могилкой гордо возвышается красная пятиконечная звезда. Нет в живых и моего дедушки Толи и его старшей сестры Валентины... Но чем меньше остается в живых тех, кто прошёл через войну, тем дороже для нас их воспоминания. В большой семье Сергея Никитича выросло много внуков и правнуков. У них разные судьбы. Объединяет их гордость за своего прадеда, за своих близких, которые в тяжёлые годы войны достойно пережили все испытания. Никто из семьи не утратил тяги к прекрасному: к литературе, музыке, изобразительному искусству. Все мои родственники великолепные рассказчики, потому что всегда любили книги и много читали.

Для всех нас Победа — это не только май 1945 года. Это торжество жизни, торжество всего светлого и прекрасного, что есть на земле.

А помнить нужно… Я стараюсь собрать как можно больше сведений о своем прадедушке, мечтаю побывать в тех местах, где он воевал. Хорошо бы найти хоть что-то и о его без вести пропавшем под Москвой старшем сыне Григории, которого любила вся семья, и который подавал большие надежды.

В селе Вислая Дубрава, входившем ранее в Старооскольский район, есть мемориал, на котором портрет и имя моего прадедушки — среди погибших односельчан. Очевидно, в 1943 году вместе с похоронкой такая же информация поступила и в военный комиссариат, откуда он призывался. А когда устанавливали памятник, эти сведения не проверили. Но дедушке, несмотря на тяжкие ранения, удалось выжить и стать для нас примером мужества и героизма. Я буду делать всё возможное, чтобы помнить о своих славных родных людях и передавать эту память новым поколениям.

 

Петр Москалев,

  студент ФАИТ СТИ НИТУ «МИСиС»